Кино и музыка
#Интервью

«Если хочешь снимать кино, то узнай, как устроено всё: от сценария до работы со светом»

Мы побеседовали с Егором Ивановым про его учёбу в NYFA, о правилах хорошего тритмента и о том, как он создавал ролики для ведущих мировых брендов.

Иллюстрация: Alexander Sokolov / Jim Oliver / Wikimedia Commons / Sony / Colowgee для Skillbox Media

Егор Иванов прошёл обучение по специальности Filmmaking в Нью-Йоркской киноакадемии (NYFA). Вернувшись в Россию, он решил посвятить себя режиссуре, и сейчас ему заказывают коммерческие ролики крупнейшие компании и мировые бренды. В Skillbox он преподаёт на курсе «Режиссёрский тритмент» и учит искусству оформления режиссёрского видения.

Егор рассказал:


Из Америки с любовью

— Как вы пришли к съёмке коммерческих роликов?

— После универа, где я учился вовсе не на киношника, а на экономиста, мы с приятелями сделали свой продакшен и даже умудрялись как-то работать. Но мне не очень нравились результаты, а придумать, как лучше, я не мог. Тогда я накопил денег и решил поступить в Нью-Йоркскую киноакадемию. Правда, моё отделение находилось в Лос-Анджелесе.

— Правда ли, что обучение в NYFA строится по принципу: одну неделю ты сценарист, вторую — оператор, третью — режиссёр и так далее?

— Да, там идёт постоянная ротация, и ты получаешь знания почти обо всех стадиях кинопроизводства. Я считаю, что это очень полезно. Нет такого направления, как «Режиссура» (англ. film direction), есть специальность filmmaking.

Если ты хочешь снимать кино, то ты должен понять, как работает вообще всё. Это очень адекватный подход.

Отрабатывая изученные приёмы, ты создаёшь короткие метры, ролики. Это тренирует наработанные скиллы сразу на практике.

— Окончить NYFA — это мечта многих молодых людей, которые грезят о карьере в кино. Что дало вам это образование?

— Скажу сразу: у меня нет ни диплома, ни мастерской степени. Я окончил workshop-курсы, которые частично повторяют программу, но только в общих чертах. Меня там не научили классно снимать, но систематизировали знания, поставили мозги на место.

Мне вернули веру в себя и вообще воспитали какое-то здоровое отношение к съёмкам, к творчеству. До сих пор помогает.

Я окончил NYFA и сейчас снимаю рекламные проекты и музыкальные клипы. Меня всё больше уносит в игровой художественный стиль, но, так или иначе, это коммерческие работы.

У меня довольно много проектов в стилистике пост-док (кто-то говорит «поэтический док»), где всё завязано на реальных людях, встраиваемых в игровой контекст. Это документальные фильмы, которые снимаются средствами игрового фильма.

— А какой первый проект вы сделали после возвращения в Россию?

— Впервые мне как режиссёру доверили снимать серию для спортивного портала Olympic Channel. Я работал креативным директором в студии видеопродакшена ASAP, которая вела этот проект. Это фильм о спортсменах из стран бывшего СНГ, и я снимал в Армении про дзюдо и про бокс, в Узбекистане — про тяжёлую атлетику, в Таджикистане — про плавание и метание молота. Потом я работал как режиссёр над монтажом полной версии этого фильма.

ORIGINAL FUEL | FEATURE FILM INTRO from Egor Ivanov on Vimeo.

Но до этого я поработал несколько месяцев в Москве над вокальным шоу типа «Голоса»: снимал профайлы артистам. Вскоре я уже устроился в продакшен, чтобы заниматься креативом и брать по возможности режиссёрские проекты. А потом я полностью переключился на режиссуру.

Зачем режиссёру нужен тритмент?

— Вы преподаёте в Skillbox тритмент. Этим словом сегодня называют всё что угодно в режиссёрско-сценарной практике: от логлайна до синопсиса, от сюжета до поэпизодника. Что же это, в конце концов, такое?

— Слова «синопсис» или «поэпизодный план» хорошо понятны тем, кто всю жизнь находится внутри киноиндустрии. Продюсеры, актёры, режиссёры, читая их, осознают, как будет в итоге выглядеть результат. А человеку со стороны трудно представить себе, что это будет, исходя из синопсиса. Тритмент эту задачу как раз и решает.

— Можно ли тритмент назвать презентацией сценария?

— Фактически это и есть презентация, только в формате файла, то есть её читают, как правило, удалённо. Очные питчинги и презентации тритментов — это не редкость, но не частое явление (по крайней мере, в моей практике). Выглядит тритмент всегда по-разному. Иногда он начинается со вступительного слова, в котором обозначаются какие-то общие вещи, иногда надо бросаться с места в карьер, потому что ты понимаешь, что люди хотят сразу конкретики.

Нет общего рецепта, как надо, сколько времени на это должно уйти, какой объём информации. Но если иметь конкретную задачу, становится более понятно, что от тебя требуется и как подать тритмент.

— Но вы же не расписываете тридцатисекундный ролик на 70 страницах?

— Иногда расписываю. Если есть такая потребность, почему нет! Тритмент тем и хорош, что в нём есть и текст, и картинки, и референсы, и какая-то эмоциональная составляющая.

— То есть я правильно вас понимаю, что конкретного сценария поэтапного написания тритмента не существует?

— Правильно. Кто-то может объяснить, что получится в итоге, буквально на пальцах, и его хорошо поймут. Другие пишут целые книги с раскадровками, выполненными профессиональными художниками, с аниматиками, с предварительной компьютерной графикой.

Фото: личный архив Егора Иванова

— В американских тритментах для кино иногда прописывается ещё и дримкаст. Это нормально?

— Это не исключено. Вы имеете в виду, наверное, тритменты для крупнобюджетных кинофильмов, но я не кинорежиссёр. Пока что :) Моя специфика — это коммерческие проекты, рекламные ролики, и про это я могу много рассказать.

«Полёты» на Porsche, ГИБДД и космическая платформа: Егор о своих проектах

— По каким проектам можно узнать вас как режиссёра?

— Например, я снимал ролик для Porsche и Mobile 1, где стартаперы едут в машине на большой скорости и стараются внятно рассказать про свою идею. Там была необычная техническая задача, и, наверное, это самое яркое из того, что я сделал, — своего рода вызов: нужно было понять, как круто снять людей, которые едут в спорткаре с бешеной скоростью, как передать их эмоции, всё, что с ними происходит. Это было максимально увлекательно.

Ещё мы снимали рекламный фильм для ГИБДД о надёжной перевозке детей. Фильм был не столько про детское кресло или ремень, сколько про безопасность детей в дороге в принципе. О важности правильной перевозки детей рассказывают люди разных профессий: акушер, учительница, автоинструктор, инспектор ГИБДД. Снятые мной ролики были частью целой рекламной кампании.

Для Adidas мы снимали, как люди в разных регионах России по-своему любят футбол. У меня был герой с Сахалина: он сам по себе водолаз, который зарабатывает на вылове морских животных, но тоже большой фанат футбола. Мне было интересно посмотреть, как он живёт и как это может стать частью большой идеи Adidas о том, что футбол нас всех объединяет.

В 2020 году, ещё до того, как началась пандемия, мы сняли плавающую космическую платформу, которую переправляли из Лос-Анджелеса во Владивосток. Из-за карантина проект не состоялся, но съёмки мы провести успели. Так что это тоже крутой опыт — не каждый день снимаешь космические платформы.

— А по индустрии сильно ударила пандемия?

— Ударила, конечно, но потребность в режиссёрах, снимающих рекламные ролики, никуда не делась. Сократились бюджеты, гонорары стали меньше, но сейчас, наверное, уже всё вернулось в привычное русло, как-то раскачалось. По крайней мере, я не ощущаю разницы в бюджетах.

О российских киношколах, Михалкове и «Трудностях перевода»

— В России смогут научить всему тому, что вы узнали в США?

— Я бы не сказал, что в России нет ничего, подобного NYFA. Во-первых, сейчас много вариантов, где можно учиться снимать кино. Во-вторых, есть разные методики преподавания.

Да, классическая советская школа не подразумевала такой полноценной студенческой ротации, как в США, когда за время одного курса ты можешь стать и сценаристом, и режиссёром, и продюсером, и оператором.

Однако в российской системе есть свои плюсы. Например, у нас очень крутой институт мастеров. Сложно сказать, насколько это эффективно с точки зрения индустрии, но мне, например, не помешал бы на определённом этапе пути мастер, у которого можно было бы поучиться. Другое дело, что ты не можешь выбрать, к кому пойти.

— А если бы выбор появился? Например, между Бекмамбетовым, фильмы которого технически безупречны, и Михалковым, чья работа с актёрами просто фантастическая, — кого бы выбрали?

— Это провокация! :) И зависит от задачи. В идеальном мире, если бы я снимал не рекламные проекты, а прям вот кино-кино, то меня, безусловно, вдохновляет работа с актёрами. Но и технический аспект я не могу игнорировать, он слишком важен.

Текстура изображения, движение камеры — в моей системе координат это равнозначно работе с актёрами. Мне надо немного того, немного этого. Или наоборот: много того и много другого.

— У вас есть любимые кинофильмы?

— Самый любимый — это «Трудности перевода». Я не то чтобы на него равняюсь, я ценю его за гениальность в его простоте и сложности одновременно. Это самый красивый фильм на свете: как хотите, так и понимайте.


Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Школа дронов для всех
Учим программировать беспилотники и управлять ими.
Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована