Образование
#истории

«Преподавание затягивает: стоит один раз попробовать, и появляется зависимость»

Родители Дарьи Малютиной были против того, чтобы она ушла из аналитики. Но она искала дело, которое полюбит, и нашла себя в профессии методиста.

tesla / youtube

Дарья Малютина

Россия, г. Москва



Достижения

Ушла из политики и международных отношений и стала методистом, прошла стажировку и устроилась на работу в Skillbox.


Дарья рассказала:

  • о какой карьере мечтала и почему эти мечты не сбылись;
  • как плохие презентации в вузе подтолкнули её перейти в сферу образования;
  • почему, уходя из политики, она сомневалась в своём решении;
  • к какому поведению спикера должен быть готов каждый методист;
  • чем ей запомнились зарубежные стажировки (в Нью-Йорке, Оксфорде, Брюгге).

— Как изменилась твоя жизнь после смены профессии?

— Став методистом, я выдохнула: больше не нужно искать своё место, ведь я наконец там, где должна быть. Правда, тут же вдохнула обратно, чтобы не расслабляться. Мне предстоит долгий путь и много работы, чтобы стать крутым специалистом. Буду трудиться над собой и своей экспертностью.

Фото: личный архив Дарьи Малютиной

«Я мечтала стать аналитиком, а не дипломатом»

— Ты окончила бакалавриат и магистратуру по специальности «Международные отношения». Почему выбрала именно это направление?

— Я поступала в вуз в 2014 году: все мы помним, какие события тогда происходили. Политика стала общественным интересом, и я тоже не могла пройти мимо. Плюс мне легко давались гуманитарные предметы: история, обществознание — идеальный набор для международных отношений. Когда мне было 18 лет, эта сфера казалась суперпрестижной.

— Для многих словосочетание «международные отношения» звучит размыто. Расскажи, чему вас обучали?

— Хороший международник — специалист широкого профиля, поэтому нам преподавали политологию, экономику, философию и другие фундаментальные дисциплины. Благодаря этому после выпуска мы могли сразу работать в политических институтах, в Евразийской экономической комиссии или в МИД РФ (если учился в МГИМО).

Большинство моих знакомых-международников сейчас занимаются аналитикой, пишут научные статьи, делают проекты для заинтересованных лиц: министерства часто заказывают исследования «по повороту на Восток», «по взаимодействию с Китаем».

— А чего хотела ты?

— Я не мечтала о карьере дипломата: хотела стать аналитиком, заниматься Европейским союзом и европеистикой. Но очень скоро поняла, что спроса на это сейчас нет, а если и есть, то весьма специфичный. Можно было продолжать работать, как есть, но никакого удовольствия такая работа мне не приносила бы. Поэтому я и решила найти дело, которое полюблю так же, как политику.

— Ты не искала себя в политике за рубежом?

— Одно время я дистанционно работала на центр European Leadership Network на позиции Action Group Officer, писала аналитические записки по улучшению политической сферы.

Работа была интересной, но к тому моменту я настолько разочаровалась в политике в целом, что просто не дала ей шанса. Твёрдо решила уходить.

Дарья с дипломом Высшей школы экономики. Фото: личный архив Дарьи Малютиной

Первый образовательный проект: идея, процесс и трудности

— В университете ты развивала свой первый образовательный проект. Что это было?

— Мы с друзьями организовывали ежегодную Школу будущего международника. Идея проста: к нам, на факультет мировой экономики и мировой политики, приходили школьники старших классов и мы обучали их азам международных отношений.

В разное время я была в Школе и преподавателем, и SMM-специалистом, и методистом (хотя в тот момент даже слова такого не знала!). К окончанию магистратуры доросла до исполнительного директора.

— Что подтолкнуло тебя к этому проекту?

— Один из наших лекторов делал очень тяжёлые презентации: на слайды сплошняком добавлял текст и всю пару его просто зачитывал. Я каждый раз думала: «Хочу оказаться на его месте и преподавать иначе, давать знания в нормальной обёртке».

Оказалось, преподавание затягивает. Я спрашивала у многих, и все подтверждают: стоит один раз попробовать, и появляется зависимость.

— Как ты себя проявляла как методист?

— Я сама придумывала и прописывала контент-план и содержание уроков.

— Но при этом даже не знала о профессии методиста… Как это оказалось возможным?

— Участие в Школе не давало никаких привилегий при поступлении, и поэтому факультет слабо контролировал нашу работу. У нас была полная вольница: мы делали и обсуждали что хотели. Однажды я позвала выступить знакомого политика-оппозиционера Рому Юнемана. Вряд ли бы нам запретили такое при согласовании, но скорее всего заставили бы подумать, а стоит ли.

— Какие форматы ты придумывала в рамках Школы?

— Ох, мы изворачивались как могли: проводили интерактивы, Q&A’s, лекции на английском языке, приглашали профессоров. Иногда мы организовывали беседы с выпускниками факультета, чтобы показать: жизнь после международных отношений — есть, и вам не придётся делать ноготочки (при всём уважении к людям, делающим ноготочки) :)

— Случалось, что школьники, которых ты обучала, в итоге поступали на факультет?

— Да, конечно. Более того: иногда круг замыкался окончательно, и те, кто когда-то ходил в Школу слушателем, становились её лекторами. Я чувствовала себя мамой-уткой, которая вырастила утят и теперь их опекает.

Комьюнити единомышленников вдохновляет. Мы все работали за идею и кайфовали от того, что помогаем другим.

Дарья ведёт лекцию для студентов Школы будущего международника. Фото: личный архив Дарьи Малютиной

«Люблю работу методиста за доказательность»

— Из политики ты перешла в образование. Какие чувства испытывала, принимая это важное решение?

— Выбор был не из лёгких. Часть меня кричала: «Ты шесть лет училась на международника, ездила в Оксфорд, Брюгге, а теперь хочешь начать всё с нуля в образовании?!» Родители тоже поддавали жару: «Зачем тебе это? Заниматься международными отношениями же так престижно». Меня поддержали лишь мои друзья и молодой человек.

А ещё во мне есть одна хорошая черта: я могу поныть, но в конце концов всегда возьму себя в руки и сделаю то, что нужно. Так случилось и тогда.

— За какие навыки и знания ты благодарна своему прошлому образованию?

— Международные отношения научили меня системному подходу. Скажите мне ввести новшество в небольшом направлении, и мой мозг сразу дорисует целостную картину и покажет, как одно действие повлияет на всю систему.

Ещё меня очень выручает критическое мышление, начитанность и умение обрабатывать большие объёмы информации. В вузе мы запоем читали книги и статьи, а теперь я читаю планы и материалы курса.

— Интересно, что ты не сразу выбрала курс для методистов, а сначала остановилась на курсе »Менеджмент в онлайн-образовании»…

— Да, тут сработал тот самый системный подход. Я знала лишь одно: мне нравится образование и я хочу в нём развиваться. При этом я не представляла специфику отдельных профессий. Курс по менеджменту как раз включал в себя несколько специальностей: продюсера, методиста и менеджера проектов.

— Почему профессия методиста заинтересовала тебя больше остальных?

— Меня, как исследователя в прошлом, привлёк научный подход. Методисты, как и аналитики, опираются на исследования, ссылаются на разные модели и методики.

Я люблю доказательность: когда работаешь, исходя не из чувств и догадок, а опираясь на научную базу, чей-то опыт.

— Тебе было сложно начинать с нуля?

— Моей мотивацией стала стажировка в Skillbox: после неё брали на работу в штат. Я поняла, что предпочтение отдадут тем, кто к концу стажировки окончит курс, поэтому за два месяца прошла все модули. Распорядок был такой: одна неделя — один модуль. Повторять не рекомендую.

— График и правда жёсткий. Как удавалось не лениться и всегда оставаться продуктивной?

— Секрет прост: нужно чётко прописать себе цель и наметить шаги для её достижения. Я мечтала о работе в Skillbox, и никакая усталость не могла меня остановить.

К тому же на стажировке для нас создали психологически комфортную среду: прописали план задач, дали наставника, наметили развивающие встречи. Хотелось отвечать старанием в ответ — вовремя и качественно выполнять работу.

— Что тебе дала стажировка?

— Я наконец отследила чёткий алгоритм в работе методиста: что за чем идёт, откуда берём эти данные, а откуда другие. Картинка сложилась, и благодаря этому я почувствовала себя увереннее в профессии.

«Даже на любимой работе не всё будет „шоколадно“»: об общении со спикерами и удалёнке

— Ты достигла своей цели и теперь работаешь методистом в Skillbox в направлении «Маркетинг». Ожидания совпали с реальностью?

— Да, мне всё нравится. За полгода я сильно прокачала свои навыки в маркетинге, знаю всю терминологию и метрики. Даже диалог со спикером могу поддержать почти на равных.

— А зачем ты углубляешься в тему, изучаешь терминологию? Для этого ведь есть эксперты…

— Методисты проводят аудиты курсов, ищут ошибки в программах и уроках — без базовых знаний это сделать невозможно. Конечно, никто не ждёт, что мы освоим специальности в маркетинге на уровне PRO и заменим спикеров, но понимание основ необходимо.

Работодатель или наставник должен быть терпеливым: дать вам время на погружение. Обычно, чтобы «въехать» в сферу, хватает 3–4 месяцев.

— Какой из этапов работы тебе нравится больше всего?

— Люблю улучшать материалы от спикеров (лекции, презентации): вводить в них интерактивы, давать советы по логике. Приятно видеть на практике, как твои замечания делают итоговый продукт лучше.

Особенно круто проводить прогоны: спикер репетирует будущую съёмку и рассказывает материал урока нам. Я в этот момент будто бы слушаю образовательный подкаст — всегда узнаю что-то новое.

— И всё-таки работа с людьми очень энергозатратна. С какими трудностями уже сталкивалась?

— Бывало, что спикеры оценивали меня необъективно: вместо того чтобы высказать конструктивную критику, они выливали негатив. Когда ты новичок в профессии, такого подхода совсем не ожидаешь. Это потом понимаешь: наверное, у него был плохой день, вот он и решил на тебе сорваться.

— Чему тебя научили подобные случаи?

— Я осознала, что даже в любимой работе не бывает всё «шоколадно». При общении со спикером нужно проявлять эмпатию, чувствовать состояние человека. Это не только повлияет на качество программы, но и обезопасит вас как методиста.

Ещё я научилась думать о комфорте собеседника в переписке. Раньше никогда не ставила скобочки-смайлики: считала их пассивной агрессией. А потом узнала, что для многих людей отсутствие скобочек — признак жестокости и враждебности. Пришлось исправляться.

— Сейчас ты работаешь на удалёнке. Это комфортный для тебя режим?

— В самом начале я кайфовала: «Наконец-то без офиса, отдохну». Затем стало грустно: даже внутреннему интроверту захотелось живой коммуникации. Всё-таки четыре стены напрягают. Взяла себе за правило — один раз в неделю приезжать в офис, сидеть в переговорке.

— Как поддерживаешь общение с коллегами, если вы не видитесь вживую?

— Удалёнка общению не помеха. Для нас организовывают развивающие встречи, где можно познакомиться, обменяться опытом, поделиться переживаниями и победами. Приятно ощутить поддержку и узнать, что твои проблемы не уникальны.

Недавно, например, стартовал внутренний buddy-клуб. Всех методистов Skillbox (а нас около 50 человек) каждый месяц соединяют в пары, и ты со своим buddy договариваешься о регулярных созвонах. На встречах мы обсуждаем всё что захотим: от профессиональных практик до психологических трудностей в работе.

— А вне работы? Как ты обычно проводишь свободное время?

— Пока отдых за сериалами побеждает другие хобби. Это профдеформация методистов: за рабочую неделю ты перелопачиваешь столько курсов и информации, что просто не готов учиться ещё и в свободное время.

— А книги тоже тяжело читать?

— Нет, книги мне ещё поддаются. Обычно читаю научно-популярные и политические. Например, сейчас заканчиваю книгу Стивена Пинкера «Лучшее в нас» — о снижении уровня насилия и жестокости в мире. Заставляет задуматься.

Как учатся за рубежом: «Ты поступаешь в университет, а не на конкретный факультет»

— У тебя в соцсетях много фото, сделанных во время заграничных стажировок: ты посещала офис ООН в Нью-Йорке, Евразийскую неделю в Ереване, ездила в Оксфорд. Какие эмоции вызывали у тебя эти поездки?

— Я чувствовала, как расту личностно и профессионально, как меняется моё мировоззрение и разрушаются стереотипы. Помню показательный пример: в Нью-Йорке мы планировали визит в представительство Сенегала при ООН. Русские организаторы несколько раз предупреждали нас: «Юбка обязательно ниже колен, а плечи закрыты». Приходим: а там на внешний вид никто внимания не обращает, сами все ходят в майках и мини-юбках. Спрашивается, и зачем было лишние стереотипы навешивать?

— Какая из поездок особенно запомнилась?

— Расскажу о последней: я посещала College of Europe в Брюгге. Этот университет готовит лучших европейских политиков и чиновников: почти все высокие посты в Европейской комиссии занимают именно его выпускники.

Меня вдохновил их подход к образованию и искренняя непредвзятость. В группе я была единственной русской, и всех студентов очень интересовала наша страна, её законы и положение дел в политике. И ни одной заезженной шутки про то, «собираюсь ли я устроить кибератаку и вмешаться в выборы»!

Ещё про зарубежное образование: ты поступаешь не на факультет экономики в Стэнфорд, а просто — в Стэнфорд. И выбираешь столько курсов, сколько захочешь: можешь одновременно изучать международные отношения, биологию и теорию игр. А уже потом, когда попробуешь несколько направлений, определишься со своей major.

Важно, что зарубежные вузы занимаются не только твоим профессиональным обучением, но и обучением личностным. Они закладывают необходимый для жизни mindset: «Проявляй инициативу, старайся, и всё получится».

— Даша, как человек с двумя высшими в сфере международных отношений, посоветуй обывателям вроде меня: какие медиа читать, чтобы быть в курсе реальной политической ситуации?

— А сейчас нет надёжных, не могу посоветовать даже тройку — всё будет не то. Я читаю с десяток различных пабликов, каналов и статей коллег.

Чтобы человеку не быть диванным аналитиком, могу посоветовать лишь одно: мыслите шире. Если вы либерал, периодически слушайте, смотрите и читайте, что происходит у консервативных ребят, и наоборот. В процессе формулируйте аргументы за и против.

— Возможно ли, что однажды ты вернёшься в международные отношения и политику?

— Это как гадание на кофейной гуще. Пока мне нравится методическая работа: я наконец получаю моральное наслаждение от результатов своего труда и своего круга обязанностей. Моя главная цель сейчас: наработать экспертность. Возможно, после этого создам что-то своё: например, навыковые курсы по политике.

Дарья в Париже, июль 2019 года. Фото: личный архив Дарьи Малютиной

Попробуйте новую профессию на практике — бесплатно

Курсы за 0 р. для тех, кто ищет себя

Научитесь работать с нейросетями — бесплатно!
Большая конференция по ИИ: пять экспертов и 10 нейросетей. Освойте нейросети — работа с ними становится обязательным навыком. Нажмите на баннер, чтобы узнать подробности.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована