Образование
#истории

Былое: как выпускница гимназии в 1918 году факультет выбирала

Эту историю можно было бы назвать так: революция революцией, а поступление в вуз — по расписанию. Публикуем отрывок из мемуаров Веры Флоренской.

Изображение: МАММ / МДФ / История России в фотографиях / Ольга Скворцова / Skillbox Media

«Весной 1918 года нам с Лёней было по 17 лет. Нужно было решать вопрос: что делать дальше; что надо ехать в высшее учебное заведение — сомнений не было. Только куда? Что в Томск, где старый университет, тоже сомнений не было. Для Лёни, который был увлечён экономикой и правом, тоже сомнений не было — экономика и право. Я же ничего не знала. Папа сказал: „Сама решай“ — и всё. Я в растерянности стала советоваться с Лёней. И мы, мудрецы в семнадцать лет, решили, что я должна окончить исторический факультет. Там было отделение вроде философского, и тогда я пойму „смысл жизни“ и окончу второй, который мне больше подойдёт: медицинский или технологический институт. Это решалось в то время, когда шли бои. Словом, поехали.

<…> Это было время колчаковщины. В университете преподавало много петербургских профессоров, известных учёных: Хвостов, Любомудров, Протасова. Они от революции бежали в Пермь, из Перми — в Томск. И тут их настигла советская власть. Они боялись, но их не трогали. Работать эти профессора умели. Работали на совесть. Учиться было у кого. И студенты учились. Первый год ещё были частные столовые — родители посылали деньги, жили сытно. Но потом, при вступлении Красной армии в Томск, исчезли все базары, деньги колчаковские были уничтожены. Мы были фронтом отрезаны от Красноярска, где жили родители, питались в организованных студентами студенческих столовых, в основном „шрапнелью“ — отваренной перловой крупой. Частенько нас называли „голодными индусиками“, но мы не унывали. У нас были любимые профессора, на лекциях у которых ломились аудитории. А были и такие лекции, что, хотя и читали их известные учёные, там было по два-три человека, и всё-таки они читались».

ИСТОЧНИК: В. А. Флоренская. Моя жизнь. — М.: «Новое литературное обозрение», 2022.

Контекст

Автор этих мемуаров — Вера Александровна Флоренская (1900–1996). Она была внучкой священника и дочерью агронома, окончила гимназию в Красноярске. Её выпускной класс, как и у её друга детства Лёни (в дальнейшем они поженились), пришёлся на роковой 1917 год. Растерянность и непонимание, что будет дальше, не отменили планов на поступление в университет, а гражданская война, крайне тяжёлый быт и даже эпидемия сыпного тифа впоследствии не отменили и саму учёбу.

Томский университет, 1910 год
Фото: сайт ТГУ

Лёня — Леонид Яковлевич Гинцбург (1901–1976) — поступил не только на юридический факультет, где быстро стал одним из самых увлечённых и успешных студентов, но одновременно — ещё и в консерваторию. А Вера Александровна, как и планировала, пошла на историко-филологический. На старших курсах обоим удалось перевестись в Московский университет, но свою учёбу там Флоренская описывает уже не так оптимистично, как первые годы в Томске:

«<…> Университет тогда представлял из себя полный бедлам. Полчища голодных студентов, больше приезжих вроде нас, слонялись по коридорам, читали тысячи объявлений, что такой-то профессор будет читать в такой-то аудитории или принимать зачёты. У меня в голове не осталось ни одной лекции, чтобы запомнилась. А экзамены мы сдавали так. Был, например, предмет „Экономика переходного периода“ по Бухарину. Читали мы с подругой, читали. Пошли сдавать. Сколько-то недель ловили того, кто этот предмет принимает. Спрашивает: „Читали?“ — „Читали“. — „Поняли?“ Неуверенно: „Поняли“. — „Я читал и ничего не понял, давайте ваши зачётные книжки“. Преподаватели сами голодные, растерянные. Они ещё должны были преподавать „Азбуку коммунизма“».

И Флоренская, и её муж Лев Гинцбург окончили свои факультеты (кстати, консерваторию Гинцбург тоже не бросил и окончил весьма успешно). Он стал впоследствии профессором права, а она получила ещё и экономическое образование, и именно оно дало ей профессию на всю жизнь. Правда, работать юристом и экономистом им потом долгие годы пришлось совсем не там и не так, как они планировали, а в лагерях и ссылках. Не самое удачное применение дипломам. Но по счастливому (насколько это слово вообще применимо в тех условиях) стечению обстоятельств во многом именно образование помогло им выжить, избежав гораздо более тяжёлого физического труда в изнурительных условиях.

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс
Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована