Образование
#истории

Былое: как матросы английский язык учили

В 1918 году в морской школе матросов с двумя-четырьмя классами образования пытались ускоренно выучить на офицеров. Вот как они занимались английским.

Иллюстрация: Архив Николая Екимова / История России в фотографиях / Wikimedia Commons / Ольга Скворцова / Skillbox Media

«Весьма часто натыкаясь в лоции, например, на необходимость хотя бы элементарного знакомства с английским языком, курсанты штурманского отделения, обсудив этот вопрос, как водится, на общем собрании, командировали к комиссару курсов делегацию с требованием о найме специального учителя английского языка и учреждении таких же уроков. Желание их, конечно, было исполнено. Нашли какого-то юношу весьма голодного вида родом из Манчестера, охотно принявшего на себя обучение 40 русских матросов премудрости английского языка за 1500 рублей в месяц и 45 фунтов печёного хлеба в тот же срок.

Принялись — в большинстве по крайней мере, — безусловно, очень рьяно. Но, по-видимому, представляли себе дело изучения иностранного языка, да ещё такого трудного, как английский, гораздо проще. Скоро заскучали и начали тяготиться и манкировать. Сидели в классе невнимательно, чесались, громко зевали, читали под партами посторонние книги и даже курили.

Что же касается преподавателя, то он честно отрабатывал свой хлебный паёк. Система, чисто практическая, выбранная им для изучения языка с людьми, часто плохо знающими свой родной язык, была превосходна, гораздо лучше той, которая применялась в былые годы в Морском корпусе. На скучавших и дымивших папиросами он вскоре перестал обращать внимание, собрал вокруг себя только действительно интересующихся и прилежных. Но всё же дело у бедного англичанина шло из рук вон плохо.

Помню, в течение восьми уроков мы только и делали, что изучали фразу: „Проводите Катю домой“, затем: „Я проводил Катю домой“, а потом: „Проводили ли вы Катю домой?“ и так далее.

Матросы гоготали по поводу „Кати“, отпускали любезности и комментарии, которых англичанин, конечно, не понимал, но из галантности скалил зубы и старался их повторить, что вызывало ещё больший восторг учеников; вскоре уроки английского так и стали называться — „провожанием Кати до дому и обратно“…

— Я что-то забыл, мы будем сегодня провожать Катю?

Число „провожавших“ постепенно делалось всё меньше и меньше. Наконец уроки были официально оставлены только для желающих, а ещё через месяц бедный бритт остался без хлебного пайка.

Фото: МАММ / МДФ / История России в фотографиях

Что же вынесли курсанты из двухмесячного опыта изучения английского языка? Очень мало! Пару фраз: к Кате добавили: „Мой большой друг Пётр упал с мачты“ и так далее… Но зато наш преподаватель, впоследствии сохранивший связь с курсами в том, что постоянно совершал субботние танцульки и блестяще отплясывал „дикси“, ещё и приобрёл большие познания в области русского языка. К сожалению, они были не совсем применимы в обществе, ибо состояли главным образом из самых труднейших, забористых и фантастических ругательств, на которые, как известно, такие мастера русские матросы (причём революционные не меньше, чем дореволюционные). Но славный англичанин не совсем понимал или вовсе не понимал, чему его научили, и был очень доволен. Что же касается его учителей, то они настолько были довольны его успехами и испытали с ним столько весёлых минут, что не раз можно было видеть после танцульки нашего бывшего педагога, уходящего с кульком дарственного хлеба».

Источник: Вадим Белов. «Колыбель Красного флота. На советских курсах командного состава флота». «Хроники жизни в Советской России. 1917–1921 гг. Воспоминания очевидцев» / Составитель и автор предисловия М. А. Ерохова. Москва, 2020.

Контекст

В 1918 году в Петрограде открыли курсы командного состава флота при Морской академии. Молодая советская власть, оставшись без царских офицеров, очень быстро поняла, что одними матросами на флоте не обойтись, нужны специалисты — штурманы, механики, электротехники, радисты, артиллеристы. Именно этому и собирались учить на курсах. Один из курсантов оставил воспоминания о том, как там проходили занятия.

Было объявлено, что для поступления на курсы достаточно четырёх классов: это считалось базовым школьным образованием, но до революции знаний на уровне четвёртого класса было недостаточно, например, для поступления в технический институт, а программа офицерских курсов во многом была технической.

Но даже с таким низким образовательным цензом желающих не хватало, поэтому фактически на курсы приняли даже тех, кто отучился всего пару классов. В основном это были матросы. При этом программа обучения на курсах предполагала, что у студентов есть базовые знания алгебры, геометрии и физики. «В лоции поминутно требовалось знание если не английского языка, то хотя бы латинского алфавита», — писал автор мемуаров. Подробнее об этом мы рассказывали здесь.

Тем, кому базовых знаний сильно не хватало, учёба давалась тяжело, но самым упорным своеобразной мотивацией служило революционное самолюбие, и они старательно занимались. Но была и группа бездельников, которые поступили на курсы только ради пайков и стипендий. Эти пытались добиться отмены оценок и экзаменов.

По воспоминаниям автора мемуаров, даже из числа старательных курсантов закончить обучение смогли не все. Некоторых вернули на корабли матросами.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована