Бизнес
#былое

Папские сокровища, дефолты королей и крымские рабы. Как расцвёл и рухнул ренессансный капитализм

Тосканские купцы стали первыми капиталистами Европы. Рассказываем, как они строили транснациональные корпорации, кредитовали королей и разорялись.

Иллюстрация: Jim Redword / ALex Coach / Wikimedia Commons / Colowgee для Skillbox Media

Известно, что Средневековье закончилось в XIV–XV веках в Северной Италии. Именно здесь возник Ренессанс — новое мировоззрение, впервые со времён античности поставившее человеческую личность в центр мироздания и освободившее её от догматической власти церкви и монархов. Оно зародилось в Тоскане, распространилось по всей Европе и навсегда изменило её судьбу.

Идеологами Ренессанса стали итальянские художники, такие как Леонардо да Винчи, Микеланджело и Сандро Боттичелли, а также писатели и мыслители — Данте Алигьери, Никколо Макиавелли, Джордано Бруно. Их имена напрямую ассоциируются с Возрождением, из-за чего мы часто смотрим на эту эпоху сквозь исторические розовые очки. Но они вряд ли могли создать свои великие произведения, если бы их творчество не поддерживал крупный бизнес. А его практики были далеко не такими идеальными, как Витрувианский человек Леонардо.


Как Тоскана стала центром Европы

Итальянские города стали доминировать в европейской и средиземноморской торговле в начале XII века. Их торговые пути соединили католическую Европу с Византией и исламским Ближним Востоком. Стабильные экономические связи с арабскими торговцами впервые позволили европейцам получать товары из Центральной Африки и с Дальнего Востока.

Торговля Италии с Северной Европой в XII–XIII веках шла через ярмарки на севере Франции, но затем тосканские купцы открыли свои представительства в городах Нидерландов, Германии и Англии.

В Византии и Арабском Леванте дельцы из Италии на первых порах покупали ценные специи, предметы роскоши и качественные ткани, а из относительно отсталой Европы экспортировали туда сырьё — древесину, металлы (в том числе золото и серебро) и меха, а также шерстяные ткани и оружие.

Но с XII века европейская экономика начала стремительно развиваться, а Восток и Византия вошли в стагнацию. Европейцы стали осваивать производство высококачественных товаров, которые прежде импортировали. Баланс торгового оборота выровнялся к XIV веку.

В XII веке в Лукке, Венеции и на Сицилии начали производить шёлк, а через два столетия его стали продавать арабам. То же произошло и со многими другими товарами — бумагой, глазурованной керамикой, мылом, сахаром. К XVI веку итальянские купцы импортировали с Ближнего Востока всего два несырьевых товара — ковры и камлот, тёплую ткань из шерсти верблюда или ангорской козы.

Тосканцы очень преуспели в материальной торговле, но их сложно назвать инноваторами — они просто планомерно расширяли и улучшали то, что уже существовало. Главным их изобретением стало банковское дело и финансовые услуги. В XII веке купцы начали проводить первые операции по переводу и обмену денег из одной валюты в другую, а также страхованию капиталов. Уже через столетие тосканцы стали главными банкирами Европы. Они давали в долг папам, князьям и королям.

К XIV веку центром банковского дела стала Флоренция. Она обладала самой крупной купеческой сетью в Европе, которая позволяла сравнительно быстро и безопасно переводить капиталы. Крупные флорентийские банковские компании действовали во всех областях экономики европейских стран через представителей, базировавшихся в Париже, Брюгге, Марселе, Лондоне, Барселоне, Иерусалиме и Константинополе, а также на Кипре и Родосе.

Стремительное развитие этих городов во многом было обусловлено их республиканским устройством. Все горожане обладали равным набором прав и возможностей, а родовая знать отсутствовала в принципе.

Высшим классом были богатые кланы торговцев, возносились и падали такие семьи гораздо стремительнее, чем аристократические роды в феодальной Европе. Это уникальное для Средневековья сочетание политической свободы, гарантий собственности и равенства возможностей стимулировало северных итальянцев заниматься промышленностью и торговлей.

Тосканские купцы организовывали торговые компании — они были скорее содружествами предпринимателей, а не долгосрочными деловыми структурами. Одной из главных форм организации была собственно compagnia («делящие хлеб») — все участники вкладывались и несли коллективную ответственность перед третьими лицами, а затем получали долю прибыли в соответствии со своим вкладом.

Можно назвать такие предприятия акционерными обществами, платящими дивиденды. Обычно соглашения о компаниях заключались на несколько лет, а затем распускались. Очень редко они существовали десятилетиями.

Экономический успех вызвал демографический бум в Тоскане. К началу Возрождения она стала самой урбанизированной и богатой территорией католической Европы. К 1200 году население Флоренции и Пизы оценивалось примерно в 15–20 тысяч человек, а Сиены — в 10–15 тысяч. Спустя столетие Флоренция вошла в пятёрку самых густонаселённых городов Европы — по разным оценкам, там жило от 90 до 130 тысяч человек. Население Пизы и Сиены к этому времени выросло до 50 тысяч. При этом во всей Северной Европе в то время было всего пять городов с населением более 40 тысяч человек.

Как тосканский сирота стал олигархом, торгуя оружием

Конец Средневековья стал для тосканцев временем огромных возможностей. Любой талантливый предприниматель мог заработать огромное состояние буквально за несколько лет. Отличный пример такого стремительного взлёта — история купца Франческо Датини из ткацкого городка Прато близ Флоренции.

Датини родился около 1335 года в семье мелкого торговца. В 1348 году его родители умерли от чумы, а мальчика усыновила добрая женщина. Уже в 15 лет Франческо продал небольшой участок земли, который достался ему от отца, вступил в маленькую купеческую компанию и отправился в Авиньон.

С 1309 по 1377 год этот прованский городок был центром христианского мира — туда перебрался Папа Римский. Этот период называют «авиньонским пленением», хотя понтифики жили там по своей воле: под крылом у французского короля они чувствовали себя гораздо безопаснее, чем в раздираемом политическими распрями Риме.

Вслед за папой в Авиньон перебралась церковная знать и многие итальянские купцы. Они монополизировали сферу банковских и юридических услуг, а также торговлю предметами роскоши, чрезвычайно востребованными у папского двора. Также купцы торговали пшеницей, деревом, сыром и овощами, импортировали лошадей, ткань, доспехи и специи, владели трактирами.

Молодой Датини осознал, что этот город — настоящее Эльдорадо для ловкого торговца. Неизвестно, как именно ему удалось собрать начальный капитал для своего дела (денег, вырученных от продажи отцовского участка, ему бы точно не хватило), но уже к 1360 году он создал процветающую компанию.

Сперва он импортировал в Авиньон доспехи и оружие — в то время там находилось множество отрядов наёмников. Одни служили Престолу и местной знати, а другие занимались грабежами. Франческо приобретал снаряжение в основном в Милане, Генуе, Флоренции и Болонье. Часто его контрагенты скупали товар, который снимали с убитых на полях сражений.

Вскоре компания Датини стала проникать в другие сферы: обмен денег, торговлю солью, импорт шерсти, ткани и кожи. Также купец продавал предметы роскоши: флорентийские расписные сундучки для украшений, ювелирные изделия и дорогие материалы для пошива церковных облачений. Кроме того, он начал торговать живописью — правда, как считают исследователи, малоценной.

Заказ картины, посланный 10 июля 1373 года его контрагентам из Флоренции, даёт хорошее представление о том, что требовалось:

«Пусть в центре будет Господь на Кресте или Богоматерь, мне всё равно. Главное, чтобы фигуры были красивые и большие, и лучшие, которые вы можете купить по цене не более 5,5 или 6,5 флорина. Также нужно панно с изображением Богоматери из чистого золота того же типа, но немного меньшего размера, стоимостью 4 флорина, не более».

Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media

Датини отличался своеобразным подходом к ведению дел. Сегодня бы сказали, что он был лишён таланта делегировать: рутинную работу с документами, которую другие купцы отдавали наёмным клеркам, он часто делал сам. И это принесло плоды: купец стал инноватором в бухгалтерском учёте — именно он придумал двойную запись, которая позволяла чётко просчитывать баланс компании. Своё изобретение он сохранил в тайне — о нём стало известно лишь в конце XIX века, когда во дворце Датини случайно обнаружили огромный архив его документов и писем.

Также Датини стремился самостоятельно вести всю переписку. В своих многословных письмах, которые бизнесмен называл «настоящими Библиями», он не только давал распоряжения, но и высокомерно поучал и наставлял всех своих корреспондентов — начиная от деловых партнёров и заканчивая крестьянами и строителями.

Порой Датини проводил за письменным столом дни и ночи без перерывов на сон и обед. Он требовал от подчинённых подробных отчётов, и если отчёты были несовершенны, то обрушивался на них с жёсткой критикой. «Вы не можете увидеть ворона в миске с молоком!» — писал купец одному нерадивому подчинённому. Другого, приславшего запутанный отчёт, он ругал так: «Ваш ум совсем не кошачий! Вы заблудились на пути между носом и ртом!»

Переписка Датини проливает свет на то, как была организована наёмная работа в торговых компаниях того времени. Низшей ступенью были garzoni — продавцы, служащие и посыльные. Они получали совсем мало, и при этом нередко компания платила не им самим, а их родителям.

Затем они могли поступить в одну из scuole d’abbacco — нечто вроде бухгалтерского колледжа, где учили сугубо прикладным навыкам счёта. После этого открывалась возможность стать писцом, бухгалтером или кассиром. Люди на этих постах заведовали имуществом компании, проводили инвентаризацию, выплачивали зарплаты и вели всю документацию.

На более высоком уровне находились корпоративные юристы, которые могли быть одновременно и нотариусами, и адвокатами компании.

Верхушкой иерархии наёмных работников были fattori — менеджеры, которые руководили отделениями компании. По сути, они делали всё то же самое, что и партнёры, но при этом не владели долей в бизнесе и получали фиксированную зарплату. Некоторые fattori, накопившие денег, порой и сами становились партнёрами в компаниях.

Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media

В 1376 году Датини, которому стукнул уже 41 год, женился на 16-летней Маргарите Бандини. В 1382 году он вернулся в Прато. К этому времени он был уже очень крупным торговцем с огромной сетью, простирающейся до Лондона.

В это же время в переписке Датини появляются упоминания рабов. Рабство существовало в средневековой Европе почти всегда, но особенно сильно спрос на рабов вырос после чумы, в которой погибли родители Датини.

Главным источником рабов было побережье Чёрного моря. Местных жителей, среди которых оказывались татары и представители других кочевых народов, русские и черкесы, похищали разбойники, а затем продавали европейским и византийским купцам на невольничьих рынках генуэзских колоний Таны (современный Азов) и Каффы (Феодосия).

Также крупными поставщиками живого товара были государства Испании и Балкан. Наконец, итальянские торговцы порой сами совершали налёты на поселения южноафриканского берега, где похищали людей и превращали их в рабов, — несколько таких случаев описаны в переписке Датини.

К концу XIV века в городах Тосканы едва ли было зажиточное хозяйство без хотя бы одного раба. Они становились приданым для невест, гонорарами за услуги и дорогими подарками. При перевозке на далёкие расстояния невольников, как и любой другой товар, страховали.

Отношение к рабам не отличалось гуманностью — в описях они находились между другими товарами. К примеру, беременная женщина стоила меньше, чем здоровая, потому что ребёнок рассматривался как фактор, снижающий её работоспособность. Рабы жили и у самого Датини.

К началу XV века Датини стал самым влиятельным предпринимателем, почти что хозяином Прато. Он занимал ключевые посты в городском руководстве, при этом продолжая успешно торговать.

В 1383 году купец выстроил в родном городе дворец, фрески в котором рисовали известные (хотя и второстепенные) флорентийские художники, такие как Аньоло Гадди и Никколо Джерини. Датини умер бездетным в 1410 году, завещав раздать своё имущество нищим Прато и местной больнице для сирот.

Как в средневековой Италии появились две транснациональные корпорации

Принято считать, что транснациональные корпорации возникли в XX веке, однако первые из них были созданы итальянскими купцами за 600 лет до этого. Речь идёт о флорентийских «суперкомпаниях» семей Барди и Перуцци, которые просуществовали около 70 лет.

Истории этих кланов-корпораций весьма похожи. Перуцци начали торговать в 1220-х годах. В 1273 году представители двух ветвей клана создали Compagnia, которая занялась банковскими услугами и международной торговлей. Дела у них шли успешно — уже в 1289 году Арнольдо Перуцци стал другом и экономическим советником короля Неаполя Карла II Анжуйского.

Компания Перуцци экспортировала зерно, оказывала банковские услуги, а также управляла соляными копями, принадлежавшими Папе. В 1300 году она была реорганизована для того, чтобы было удобнее сотрудничать с неродственниками. Примерно с этого момента начался её стремительный взлёт.

История корпорации Барди звучит похоже. Это была обеспеченная и знатная семья флорентийских купцов, которая занялась международной торговлей около 1280 года и быстро преуспела в ней.

Симоне Барди, один из членов клана, был женат на Беатриче — той самой возлюбленной Данте Алигьери, которая стала героиней «Божественной комедии». А отец Джованни Боккаччо работал в неаполитанском отделении компании Барди.

В 1290-х годах компании обеих семей стали лидерами флорентийской торговли. Сеть их филиалов, которыми руководили члены семьи и партнёры Compagnia, простиралась от Лондона до Иерусалима. Но настоящий расцвет начался в 1320-х.

В это время Флоренция стала экспортировать высококачественные ткани, для которых требовались большие объёмы английской шерсти. Обе семьи, давно торговавшие с Англией, смогли договориться с королём Эдвардом III об эксклюзивных условиях поставки шерсти и таможенных льготах.

Агенты Перуцци и Барди ездили по Англии и закупали шерсть у фермеров и монастырей, заключая контракты на несколько лет вперёд. Доставив шерсть во Флоренцию, они отдавали её на швейные производства, выкупали у них одежду и ткани, а затем продавали их за рубежом.

Главными клиентами обеих компаний стала церковь, которая закупала у них облачения для священников, а также королевство Неаполь, которое платило за шерстяные ткани и одежду зерном. Хлеб корабли обеих компаний доставляли во Флоренцию, которая к этому времени уже не была способна прокормить сама себя даже на 50%.

Поставки шерсти компании оплачивали не наличными, а через финансовые переводы. Церковь часто платила Перуцци и Барди драгоценностями из своих сокровищниц. Но отвозить их в Лондон было слишком затратно, поэтому ценности продавали на континенте, а деньги переводили с помощью векселей.

Всего за несколько лет действия этой схемы флорентийские суперкомпании стали господствовать в экономике Неаполя. Они сформировали синдикат, взявший на себя многие функции госуправления: сбор налогов, перевозку наличных, выплату зарплаты бюрократам и военнослужащим, а также управление военными закупками.

К этому времени обе компании накопили столько денег, что могли одалживать герцогам и королям. Главными их заёмщиками стали монархи Неаполя и Англии.

На пике могущества у компаний было около десятка партнёров, несколько сотен постоянных служащих и тысячи временных работников. Наёмные сотрудники получали зарплату. Партнёрам выплачивали дивиденды. При этом компании обеспечивали их полным содержанием — питанием, одеждой и жильём.

Несмотря на то что компании были естественными конкурентами, они почти не соперничали, а в торговле шерстью и зерном сотрудничали. Компания Барди, по некоторым оценкам, была примерно в полтора раза больше предприятия Перуцци. В 1336 году у неё было 16 филиалов (не считая штаб-квартиры во Флоренции) и 88 постоянных сотрудников. Барди доминировали на рынках восточного Средиземноморья и юга Италии, и лишь во Франции уступали компании Перуцци, у которой было 13 филиалов.

Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media

Всё закончилось так же стремительно, как и началось. Во второй половине 1330-х годов компании стали год за годом нести всё большие убытки. В 1343 году и Барди, и Перуцци разорились. Первые начали процедуру банкротства сразу, а вторые — через два года.

До недавних пор единственной причиной их падения считался дефолт, якобы случившийся в 1343 году в Англии. За шесть лет до этого король Эдуард III начал амбициозную войну против Франции, которая в итоге вошла в историю как Столетняя и закончилась разгромом Англии.

Через несколько лет боевых действий у Эдварда закончились деньги, и он занял 600 000 флоринов у Перуцци и 900 000 флоринов — у Барди. Это были невероятные суммы, которые примерно равнялись годовой выручке компаний в лучшие годы. Для сравнения, в 1341 году власти Флоренции купили крупный тосканский город Лукку за 250 000 флоринов. Но в 1343 году король отказался платить по долгам и объявил дефолт — обе компании в момент потеряли критическую массу своего капитала и рухнули.

Такую версию излагал Джованни Виллани, хронист и купец, который некоторое время работал у Перуцци. Современные исследователи считают её большим упрощением. Нет никаких других свидетельств того, что король объявил именно дефолт. Документы того времени хаотичны, но, судя по всему, Эдвард должен был флорентийцам гораздо меньше и часть долга им всё же удалось вернуть.

Вероятно, отказ короля от обязательств не уничтожил бы компании, если бы не другие негативные факторы:

  • Ухудшение ситуации на рынке зерна. В 1330-х годах власти стран, с которыми торговали Перуцци и Барди, стали гораздо жёстче контролировать цены на хлеб. К этому привела серия неурожаев и войн, которые могли спровоцировать голод. Маржа суперкомпаний резко снизилась — Барди пришлось провести сокращения, а Перуцци оказались на грани разорения.
  • Изменение рацио в цене золота и серебра. В XIV веке главным платёжным средством крупной торговли были золотые монеты, а в быту пользовались серебром — им же платили зарплаты. Курс был плавающим и всё время менялся. Длинный период медленного роста стоимости золота, который был на руку бизнесу, начался в середине XIII века и закончился в 1320-х годах. Но затем золото стало дешеветь. Суперкомпании просто не смогли быстро отреагировать на изменения.
  • «Паник сейлз». Когда инвесторам стало понятно, что дела у Барди и Перуцци идут плохо, они стали массово сокращать свои вложения в компании. В итоге они потеряли значительную часть своего капитала.

Разорение компаний нанесло по обеим семьям мощный, но не смертельный удар. После банкротства некоторые члены Перуцци бежали из Флоренции, но другие остались. Уже в 1350-х один из отпрысков клана, Симоне ди Риньери, стал богатейшим человеком города. Семейные усыпальницы обоих кланов, расписанные главным художником Раннего Возрождения Джотто, находятся во флорентийской базилике Санта-Кроче. Там же похоронены многие другие герои Италии — от Данте и Макиавелли до физика Энрико Ферми и изобретателя телеграфа Гульельмо Маркони.

В 1347 году Европу накрыла самая масштабная эпидемия чумы, которая сократила её население на 30–60%. После неё создание таких суперкомпаний было невозможно — объёмы производства просто не позволяли организовывать столь масштабные коммерческие структуры.

Бесславный финал купеческой Тосканы

На несколько столетий города северной Италии стали центром экономики и культуры Европы. Но в XVI веке эпоха их расцвета закончилась. Исследователи называют их падение уникальным случаем, когда эффективная и опережающая время капиталистическая система, появившаяся на отдельной территории, не развилась, а, напротив, деградировала.

Главными причинами заката тосканских республик стали:

  • многочисленные войны, плацдармом для которых Северная Италия становилась каждые несколько лет;
  • открытие Америки, быстро ставшей главным источником богатств для европейских держав;
  • усиление Османской империи;
  • сложные экономические и политические процессы внутри самих городов.

В XIV–XV веках почти во всех республиках установилось монархическое правление. Во Флоренции к власти пришла семья Медичи, которая превратила державу в герцогство и присоединила почти всю Тоскану.

Генуя, Лукка и Венеция сохраняли независимость и республиканский строй до конца XVIII века, но не имели господства на морях и в торговле.

Источники



Нейросети для работы и творчества!
Хотите разобраться, как их использовать? Смотрите конференцию: четыре топ-эксперта, кейсы и практика. Онлайн, бесплатно. Кликните для подробностей.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована